Сергей Либертэ                

По всем пунктам

 

          Не люблю я вступать в дискуссии. Издавна мне кажется, что известная пословица в спорах рождается истина не верна. Никакая истина обычно не рождается, просто уточняются позиции сторон. Но вот прислали мне из далекой Америки фрагмент дискуссии на тему Что вы полагаете справедливым для урегулирования израильско-палестинского конфликта. Один из участников дискуссии (кстати, участники американские евреи) высказал мнение, которое мне очень часто приходилось слышать в далеких от Израиля либеральных кругах, видеть на разных европейских сайтах и форумах. Другими словами некое средне-либеральное мнение по поводу нашего конфликта и нашей страны.

          Завело меня не само мнение по существу, ибо каждый имеет право на свое, а тот факт, что построено оно на незнании фактов и действительной ситуации в нашей стране. Так родилась эта статья, в которой я попытался осветить фактическую сторону по всем пунктам дискуссии. 

Упомянутое средне-либеральное мнение было изложено следующим образом:

 

          Теперь о стратегических советах. Давая их, я сразу оговариваюсь, что понятия не имею, как их тактически выполнить, то есть, как преодолеть шаблоны сионизма и реальные опасности смены парадигмы. Вот они:

 

          Тут я останавливаюсь в цитировании, так как сами стратегические советы удобнее привязать к ответам, а то читатель вынужден будет листать статью.

 

1.     Отказ от религиозного характера государства. Библия должна играть ту же роль, что и любая другая книга. Не должно быть разницы между гражданами по религиозному признаку. Все должны служить в армии. Браки, разводы и рождения должны регистрироваться только светской властью.

 

          Ох, ребята, это Советский Союз. Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек. И это действительно так. Только в Советском Союзе было обеспечено полное равенство всех религий, с помощью фактического запрета на отправление религиозных потребностей для всех, и обеспечено полное равенство Библии любой другой книге мифов и сказок (так это преподавалось, ну вы помните). Но больше нигде и никогда такой ситуации на планете не было.

Давайте возьмем для примера колыбель мировой демократии Великобританию. Дело в том, что королева или король Великобритании обязаны быть англиканского вероисповедания. Та же картина, к примеру, открывается в конституции Норвегии, запрещающей занимать такой же высший пост не протестанту. В случае Норвегии (в отличие от Израиля или Великобритании) речь идет не о подзаконных актах, решениях парламента или прецедентном праве, а о конституции, писаной основе государства, принципиальное изменение которой по трудности сравнимо с изменением господствующей религии страны. Таким образом, в этих странах есть разница между гражданами по религиозному признаку. Отвлечемся, однако, от недоступного пониманию последовательного демократа понятия король, рассмотрим вопросы брака.

Давайте снова вернемся к Великобритании. Там брак заключается в церкви и регистрируется в мэрии. Что будет, если по дороге из церкви в мэрию жених передумал? Надо ли разводиться? Увы надо. Так какой брак в этой стране? И никто его не думает менять, и нет общественных протестов или движений за искоренение религиозного принуждения. Впрочем, вместо церкви можно сделать хупу. Похожая картина в Италии и еще ряде просвещенных стран, и если вы займетесь изучением этого вопроса, вас ждет немало интересных открытий. Отмечу только характерный казус современного либерализма он плавно и почти незаметно переходит в обыкновенный большевизм. Обратите внимание на фразу: Браки, разводы и рождения должны регистрироваться только светской властью  и на выделенное слово в ней.

У нас в Израиле право британского мандата было взято в свое время за основу с целью не обижать меньшинства, то есть, в первую очередь, арабов, навязывая им свои демократические законы в нашей интерпретации. Пусть арабы регистрируются у себя в мечетях, христиане в церквях, евреи в раввинате, а то не дай Бог (точнее Аллах) арабы, если их заставить идти регистрироваться после святой мечети в какую-то сионистскую контору, могут сильно обидеться, обратятся в ООН, которая обвинит Израиль в религиозном насилии над меньшинствами, ограничении их гражданских прав, неуважении их культурных основ и, следовательно, в расизме. Не верите спросите Мэри Робинсон, какие акции она предпримет, если мы введем у себя лучшую и самую справедливую в мире систему регистрации браков - американскую. От санкций и бойкота нас спасет только вето США. Восток - дело тонкое, как заметил один мудрый британец. Англичане, господа участники дискуссии, согласитесь, были мудрее и опытнее в делах мирного сосуществования разных народов на одной территории, чем современная европейская и мировая либеральная община. Итак - все по своим религиозным законам. Там же и разводятся. Истинная проблема есть только у смешанных браков, где ни один из партнеров не желает менять веру. А также у принципиальных атеистов. В пору английского мандата, кстати, таких исключений практически не было. Теперь проблема есть, и она будет решена вполне демократическим путем, в Кнессете уже подготовлен закон об альтернативных браках, регистрируемых только в государственных структурах и я надеюсь, что он будет вынесен на голосование еще при этой каденции правительства (если оно, конечно, не падет). Кстати, следует заметить, что в отличие от христианства, к относительному демократизму которого привыкли участники дискуссии, классический иудаизм и ислам, не признает за детьми, рожденными не в религиозном браке, всех религиозных прав. С иудаизмом, я полагаю, удастся как-то договориться, ибо есть основа для компромисса. Ведь признает же  израильский раввинат все заграничные свидетельства о браке под предлогом затруднений с организацией религиозной церемонии в галуте, а вот с исламом вопрос сложнее. Ну да Аллах с ними, пусть израильские мусульмане разбираются со своей религией сами. Я подчеркну, чтобы не было соблазна истолковать данное положение, как некое неравенство в гражданских правах. Речь идет о правах в рамках той или иной религии, которыми индивид всегда может пренебречь, раз он пренебрегает самой религией и ее церемониями.

Но все не так уж плохо обстоит и  сегодня, до принятия этого закона, чтобы выносить этот вопрос первым в список стратегических советов. Государство Израиль признает на равноправной основе любой брачный договор, подписанный у адвоката. Эти пары не поражены в правах абсолютно, и их развод совершается также у адвоката или в гражданском суде. Их дети имеют все необходимые записи в документах и все гражданские и имущественные  права. Единственным отклонением от полного равенства является наличие самой записи в реестрах государства и идентификационных документах, ее в этом случае нет. Другое дело, что с точки зрения любой религии они  не вполне кошерны. Но это состояние не может быть изменено введением института гражданского брака или какого-либо иного закона ни в Израиле, ни  в мире вообще без изменения основы самой религии (любой). Никогда не будет считаться католиком не прошедший обряда крещения!

          Нет разницы и в правах граждан по религиозному принципу. Действительно нет. Все имеют право служить в армии, даже арабы. И служат, хоть это вас и удивит. Вот на той неделе один араб напал на солдата, еврея,  и ранил его ножом. Дело было на автобусной остановке. Это видел издалека другой солдат, он погнался за террористом и задержал его, угрожая применением оружия. После чего сдал полиции. Этот солдат, однако, был израильский араб, как и террорист. Оба граждане нашей страны. Дорогие участники дискуссии! Вы себе не можете оттуда издалека представить тот уровень сюрреализма (в нормально либеральном понимании этого слова) в котором мы живем, живет наша страна, а в особенности израильские арабы! Я хочу подчеркнуть, и последовательные либералы обязаны с этим согласиться: главным достижением демократии является отнюдь не проведение в жизнь прав большинства это тривиально делал любой диктатор, а уважение прав меньшинства. Мы вполне гордимся тем, что даем израильским арабам право служить в нашей армии, но не обязываем их делать это, ввиду национальной окраски конфликта. Поверьте, если бы мы конфликтовали с христианами, например (не дай Бог!), то решение вопроса об обязательной воинской повинности было бы иным вся страна, как один, воевала бы с крестоносцами. Кроме, конечно, христиан. А ныне христиане (если они не этнические арабы) и другие национальные меньшинства, друзы, черкесы, обязаны служить в армии, призываются и служат.

          С точки зрения здоровья государства, следовало бы поднять вопрос о неравенстве обязанностей в государстве Израиль. И мы видим это как проблему и периодически ведуться дискуссии по этому вопросу. Но все участники этих дискуссий, в общем, согласны, что его решение возможно и легко достижимо после урегулирования израильско-палестинского конфликта и арабо-израильского противостояния и именно на решение этой ключевой проблемы следует бросить все силы общества.

          Ну, а насчет Библии и ее роли в жизни общества, то в любой европейской стране и в России и в США сегодня за этот лозунг автора закидают камнями. Я советую начать проверку с Италии или Польши.

 Ну, скажите мне дорогие евреи, почему только у евреев рождается желание освободить мир от религии, вместо того, чтобы найти ей место в этом мире, совместимое с принципами его современного устройства? БУНД уже немало способствовал тому, чтобы на одной шестой части суши этот лозунг восторжествовал. И что из этого вышло?  Подмена одной религии другой, светской, со своим катехизисом и иконостасом. Единственное, что как то примеряет меня с автором этого суперлиберального лозунга, так это его идея деисламизации исламских государств, высказанная в продолжение дискуссии. Во всяком случае, это свидетельствует о некоторой последовательности в степени оторванности не только от реального бытия, но и от понимания роли религии в мире и в истории человечества. Возможность же осуществления подобной идеи близка к идее осветления цвета кожи всего черного населения, с целью уничтожения всякой основы для расовой дискриминации.

          Простите за жесткость, какова идея, таков и ответ.

   

2.     Отказ от идеи представительства неизраильских  евреев. Иммиграция в Израиль не должна быть основана на религиозном принципе.

 

Я не уловил связи между двумя фразами, объединенными в этом пункте. Никакого представительства неизраильских евреев в наших законодательных и властных структурах нет. Что имел в виду автор, неясно.

          По поводу же иммиграционных законов есть что сказать. Иммиграция в Израиль, конечно же, этническая.  В самом законе, действительно есть указание о праве на иммиграцию людей, прошедших гиюр, то есть принявших иудаизм. По сравнению со странами, где превалируют христианство или ислам это выглядит, как исключение. Но если же принять во внимание, что государство, где иудаизм главенствующая религия, есть только одно, а исламских и христианских стран превеликое множество, станет понятным и причина такого исключения. Но все же давайте с этим разберемся детально.

Во-первых, иудаизм это единственное вероучение, в котором запрещено миссионерство. Запрещено, дорогие либералы, галахическими законами убеждать, агитировать человека переходить в иудаизм. Еврейская религия - есть учение, глубоко учитывающее природу человека, и в частности, чтобы не было соблазна к вольному толкованию этого запрета, каждому еврею вменяется в обязанность отговаривать желающего совершить подобный акт и всячески стращать его. Далее, если кандидат столь решителен и настойчив, что, несмотря на отговоры, прямое (и порой унизительное) игнорирование его просьб, необъяснимые затяжки времени и надуманные препятствия, все же тверд в своем решении, тогда начинается долгая процедура посвящения, равной которой нет ни в одной религии. И близко нет. Напомню вам, что для того, чтобы стать христианином, достаточно пройти примерно получасовой обряд, во время которого новоиспеченный кандидат читает одну молитву Символ веры (прилично выучить ее наизусть, но это не строго обязательно), затем священник читает свою молитву и слегка брызгает на кандидата святой водой. И все. Теперь сравните. Наш еврейский кандидат должен вести образ жизни ортодоксального еврея, то есть соблюдать все 613 заповедей, законы кашрута, ниды (чистоты), субботу, ежедневно посещать Синагогу, выучить кучу религиозных текстов и все это в условиях многократных проверок раввина и раббанессы и экзамена на выходе. Обязанность соблюдения всех этих правил падает не только на кандидата, но и на всю его семью, включая детей. Минимальный срок год. Выучить бегло иврит не в современном, а в галахическом его варианте это необходимое условие, иначе как молитвы прочтешь? Как признался на днях при обсуждении в Кнессете вопроса об ортодоксальном гиюре, Ариэль Шарон: Я бы гиюр не прошел. Добавлю только, что для целей иммиграции признается только ортодоксальный гиюр, ни консервативный, ни современный иудаизм такого права от Израиля не получили (видимо, в том числе и потому, что их требования значительно свободнее). А теперь статистика это доли и доли  процента. Реально гиюр проходит, как правило, супруг, вступивший в смешанный брак (и уже имеющий право на иммиграцию и гражданство). Идиотов, желающих в современном мире перейти в иудаизм, практически нет. Так что выстрел в молоко. Это не проблема для нашей страны. Тем более не стратегическая проблема.

          Что действительно является проблемой, так это применение этих же правил внутри страны к людям, уже имеющим израильское гражданство и желающим пройти гиюр. Нееврейские супруги евреев, полукровки с неправильной стороны, все они уже сделали свой сумасшедший выбор в момент принятия решения об эмиграции. Теперь они хотят связать свою жизнь с еврейским народом и религиозными узами тоже. Дополнительных прав им это не даст, но ... хотят. Возможно, хотят хупу с ортодоксальным раввином (консервативный или современный раввин сделает хупу и так), возможно что-нибудь  еще. Таких в стране около 300 тысяч. Это проблема, которую стоит решить. Можно пройти реформистский гиюр это легко - и в реестрах министерства внутренних дел получить запись еврей и пополнить данные центрального статистического управления. Но на главный израильский раввинат такой гиюр  не оказывает никакого впечатления. Но согласитесь, что это не проблема государства и гражданина, а проблема взаимодействия различных ветвей иудаизма. Подобная проблема существует во всех религиях (шииты-сунниты, католики-протестанты-православные) и она решается в рамках различных экуменистических движений. Есть они и у нас.

  Решения же проблемы упрощения ортодоксального гиюра пока не видно, хотя об этом в Израиле много говорят. Но вам оттуда не видно и проблемы.

 

3.     Реальный уход с земель, населенных преимущественно арабами и занятых в результате войны 1967 года. Под реальным уходом я понимаю отказ от контроля внешних границ Газы и Западного берега, принятие их реального суверенитета. Они могут устраивать то общество и то государство, которое сами захотят, вооружаться так, как захотят. Израиль вправе защищать свои территории так же, как он защищает их с Сирией и Ливаном.

 

Я в этом пункте не стану привлекать тактические соображения, откуда нам лучше уйти, а откуда не следует уходить по проблемам, связанным с безопасностью мирного населения. Я рассмотрю проблему на принципиальном уровне. Так, как это высказано в дискуссии.

          В основе предложения лежит, конечно, право народов на самоопределение. Давайте вновь вспомним, что указанное право не универсально и не применяется к целому ряду народов в мире. Навязший в зубах пример двадцатимиллионный курдский народ, или (современный акцент) чеченский народ. Ведь дата оккупации никак не связана с возможностью народов лишения этого права. Почему ни ООН, ни мировые либералы, ни либеральные евреи не требует этого ни от кого, а только от Израиля? Потому что этот универсальный принцип противоречит другому универсальному принципу, о нерушимости существующих границ. Книга Универсальных принципов человечества не выстраивает свои заповеди по порядку, задавая некий естественный приоритет. На практике мы, однако, видим, что принцип нерушимости границ главнее и, когда ему противоречит право народов на самоопределение, он побеждает. Особенно, если это границы большого и сильного государства, такого как Россия, или члена НАТО, как Турция. В нашем случае международно-признанных границ вообще нет. Граница 1967 года есть линия прекращения огня в 1948 году. Эта граница не признается ни одной арабской страной и Палестинской автономией тоже. Не существует также никакого решения ООН или Совета безопасности, объявляющего эту границу государственной границей Израиля. Международное либеральное сообщество считает для себя возможным с ней согласиться единственно потому, что она соответствует другому международному принципу, постепенно, правда, теряющему свое значение. Он звучит так: Агрессор должен быть наказан. А в 1948 году агрессором по всеобщему убеждению являлись наивные (тогда) арабские государства, публично не признавшие решение Совета безопасности о разделе Палестины. Подобный ход рассуждений приводит нас к вопросу, кто являлся агрессором в шестидневной войне? Первый выстрел наш, но игнорирование требований Совета безопасности ООН (закрытие Тирренского пролива, удаление Ооновского контингента с Синая) египетские. Эти и другие  действия Египта носили явно агрессивный характер. Отсюда возникает новый вопрос международного права: а имеет ли государство право на активную защиту в условиях явной подготовки нападения на него? Следует также принять во внимание, что, не имея стратегической территориальной глубины, Израиль не может позволить себе только пассивную защиту. В этом случае некоторые виды нападений на Израиль могут быть смертельны для страны.

          Таким образом, вопрос об освобождении территорий не так прост юридически (в соответствии с международным правом и решениями Совета безопасности) и практически. Именно поэтому, а не по каким-то иным причинам общепринятое название нашей проблемы ближневосточный узел.

Однако предположим, что мы решили, последовать либеральной идее и освободить территории, занятые преимущественно арабами? Как, на каком уровне их очерчивать? Может получиться неразрешимая политико-геометрическая головоломка.

          В Израиле, включая Газу и Западный берег, еврейское население имеет большинство. Стало быть, эти территории в целом  не заселены преимущественно арабами и нет смысла их освобождать? Укрупним масштаб и возьмем Газу отдельно. Картина меняется надо освобождать полностью Газу, так как арабское население явно превалирует. Возьмем еще более крупный план и посмотрим на маленький район Гуш Катиф. Если правильно очертить его контур, то можно построить такую геометрическую фигуру, что на очерченной местности вновь не будет этого самого преимущественного арабского населения. И это Газа, самый густонаселенный людской островок в мире. А что творится на Западном берегу? Я легко нарисую Ариэльский выступ с преимущественно еврейским населением. И разрежу пополам территории так, что поля будут с одной стороны, а их владельцы с другой.   При этом вышеприведенный либеральный принцип восторжествует. Еще несколько примеров. В долине Иордана, на границе с Иорданией, живет преимущественно еврейское население. Если мы последуем принципу участника дискуссии о превалировании населения, то о какой внешней границе Палестинского государства может идти речь в этом случае? Другой пример, в Галилее, в границах 1967 года легко можно выделить районы, в которых арабское население превалирует, что делать?

          Ни в границах 1967 года, ни на контролируемых территориях этот принцип не легко осуществить. И если попытаться его осуществить, то он будет противоречить иным принципам, также очень либеральным. Если же принять во внимание официальный статус (в рамках ООН) этих территорий с 1948 года контролируемые территории (до 1967 года Иорданией и Египтом, после Израилем), то вопрос установления окончательной границы - это вопрос, который должен решаться за столом переговоров исходя из реально сложившейся ситуации, с учетом минимального урона всем гражданам и применения одинаковых принципов к гражданам разных наций (в частности, обоюдного переселения и обмена территориями и населением с обеих сторон). И пока палестинские арабы, а вместе с ним и либералы всего мира не поймут этого факта, шансы на решение проблемы минимальны.

Другими словами, стратегические идеи, неосуществимые практически, ценности не имеют.

          Наконец, позвольте мне согласиться хоть с чем то. Реальный суверенитет потребует от нас освобождения внешней границы от контроля. Но не в угоду принципу (либеральному миру, на мой взгляд, давно пора перейти от парадигмы буквального следования принципам, к парадигме решения проблем в духе принципов), а в силу необходимости возложения ответственности за существование палестинского народа на его правительство. По всей видимости, мы уйдем (возможно, не сразу) с линии Филадельфия, на которой по Израильско-Египетскому договору в Кэмп Дэвиде мы обязаны находиться. Для этого ведутся переговоры с Египтом, который пока противится этому. Что же касается Западного берега, то проблема не будет решаться немедленно, так как не может быть решена немедленно. Просто так уйти там невозможно, потому что открытие границы Палестины с Иорданией может привести к падению умеренной и предсказуемой Хашимитской монархии с той стороны границы лежат густо населенные палестинцами районы Иордании. Не уверен, что это хорошо для дела мира во всем мире.

          Все-таки удивительно, до какой степени левая политическая мысль зажата жесткими рамками общих принципов, лишена творческого подхода, готова закрыть глаза на любые последствия осуществления прекраснодушных идей! (Так и тянет вспомнить о революции в России!). Ведь какова общая цель всего прогрессивного человечества? Установление всеобщего мира и благоденствия, не так ли? Зачем же нам, прогрессивному человечеству, в процессе построения светлого будущего, давать неокрепшей власти, не доказавшей миру, что она обладает минимальным уровнем ответственности, всевозможное оружие? И это при полном отсутствии гражданского общества и демократии в этой новой стране? Зачем? Для того чтобы это оружие было применено, последовал ответ Израиля, который вправе защищать свои территории, и долгожданный хрупкий мир был бы в мгновение разрушен? Если бы я хотел окольным путем воспрепятствовать достижению мира, я бы именно это и сделал. Поверьте, не зря и Египет и Иордания задолго до этой статьи потребовали от Израиля охраны внешних границ подмандатной территории. Они знают, с кем они имеют дело. Прячьте спички от детей, тоже хороший принцип, хотя и консервативный, так как нарушает права детей.

          Несколько слов об охране границы с Сирией и Ливаном. Не дай нам Бог охранять нашу границу с Газой так, как мы это делаем с Ливаном. И мы знаем, почему мы так делаем. Ариэль Шарон твердо решил добиться прорыва на главном направлении отделиться от Газы, поэтому никакие провокации Хизбаллы не получают должного ответа. При любом развитии событий международная шумиха не пойдет на пользу Израилю, а Шарон хочет получить возможно более широкую международную поддержку его планов одностороннего отделения. Весь север Израиля (до Хайфы) живет под постоянной угрозой ракетной атаки 8000 Катюш и чего-то, еще неизвестного нам. Признанная Советом безопасности граница не признана Хизбаллой и постоянно подвергается нападениям, попыткам разрушить заграждения, атакам снайперов, захватам солдат.

Другими словами, этот пример очень неудачен. Это не защита. После ухода из Газы, если Ариэль Шарон останется у власти, ситуация изменится, и тогда вы мне скажете, то ли вы имели ввиду, когда приводили Ливан в пример. Граница же с Сирией очень спокойная, Асад вполне властвует в своей стране и, как всякий диктатор, знает границы безопасного поведения. Ибо для диктатора его личная власть дороже всего и ставить ее под угрозу ради каких-то Голанских высот он не будет. Там нам просто нечего охранять.

 

4.     Отказ от надежды на постоянную помощь Америки. Такая поддержка не соответствует нашим интересам и будет ослабляться. Такой отказ создаст более реалистические ожидания и позволит дипломатам быстрее и эффективнее договорится с соседями.

 

Я понимаю, что в этом пункте речь идет о политической поддержке Соединенными Штатами Израилем.

          Я категорически не согласен с тем, что эта поддержка не соответствует американским интересам. Я был бы рад получить список интересов, которым она не соответствует и с ним поспорить. Но так как такого списка нет, то остается надеяться, что большинство американского народа, а главное значительное большинство американского правящего слоя считают иначе. И вновь следует спросить, о каких интересах идет речь, о стратегических интересах страны, охватывающих период в десятки лет и учитывающих тенденции развития различных сил на планете, или об интересах импортеров нефти и близких к ним кругов? Сиюминутных, тактических интересах взаимоотношений с кем-либо, либо стратегических интересах международного руководства и глобальной ответственности сильнейшей на планете державы перед человечеством?

          Итак, лишенный возможности обсудить список американских интересов, я сосредоточусь на блестящей либеральной идее, выраженной в данном пункте. А именно: прижать Израиль к стенке с помощью ослабления поддержки США, санкций Совета безопасности, европейского бойкота и  различных эмбарго в надежде, что Израиль станет сговорчивее и его дипломаты быстрее и эффективнее согласятся эвакуировать 300 тысяч жителей контролируемых территорий, разделить Иерусалим ломаной границей на несколько районов, сделав невозможным передвижение в городе, пустят в пределы зеленой черты 2-3 миллиона беженцев из арабских стран, другими словами, сделают все необходимые шаги для самоликвидации государства. Тогда у всех нас появится новая возможность проверить, как выглядит сегодня политика Европы и США по вопросу принятия еврейских беженцев в пределы своих стран. Что изменилось, так сказать, со времени печально известных времен.

          Благодарю за откровенность. Мы здесь живем и сговорчивее по поводу самоликвидации не станем, даже если, вдруг, Соединенные Штаты перестанут нас поддерживать (кстати, времена, когда Америка вовсе не поддерживала Израиль и не продавала нам оружие, здесь все еще помнят). А сговорчевее мы не станем прежде всего потому, что альтернативу мы видели на телеэкранах, когда наши солдаты (безоружные) по пути в свою воинскую часть по ошибке заехали в Рамаллу. Эти кадры, сильно урезанные израильской военной цензурой, строго стоящей на охране права умершего на уважение, очень всех нас впечатлили. Пожалуй, это самое опасное заблуждение левых, основанное на общем либеральном принципе, что глупый и упирающийся народ можно затащить в светлое будущее силой (или обманом), а потом он сам им спасибо скажет.

 Отказ Америки от поддержки Израиля приведет к мгновенному падению ее роли на Ближнем Востоке до нуля. В этом случае решение арабо-израильского конфликта будет искаться сторонами без всякого давления со стороны США, что не сделает его легче находимым. История не раз показывала, что именно леволиберальные течения страдают повышенной склонностью к отказу от своих принципов при применении угроз и насилия, поэтому полагают этот прием универсальным. Но он не универсален. Поддержка США уровновешивает ситуацию в регионе, так как на другой стороне собрались огромные человеческие и материальные ресурсы при традиционно мюнхенской политике Европы и полной потере влияния Россией. Ослабление этой поддержки вкупе с применением  угроз или  международной силы в данном регионе чревата для человечества опасностью разрушительной мировой войны.

В заключение, хочу добавить несколько слов об Израильской стратегии вообще. Ибо рассуждения о постсионизме или новой парадигме не кажутся мне наполненными чем-то, кроме самих этикеток.

           Израиль не сформировал своей стратегии в конфликте с палестинцами после войны 1967 года и потому за весь этот период совершил массу неверных действий, приведших к сегодняшней ситуации, которая не есть максимум того, что можно было получить, начиная с шестидневной войны. Я намеренно не употребляю слово неэффективных, так как эффективность подразумевается всегда в смысле некоторых критериев, формируемых  стратегией. А ее не было. Я перечитал некоторое количество биографий израильских политиков и книг по истории страны, чтобы понять, почему ее не было. Но пересказ этого не входит в задачу этой статьи. Примите это как факт, возможно, вы с ним согласны. Более обстоятельно я это года 3 назад изложил в статье (есть на сайте). У Шарона стратегия, как мне кажется, сформировалась. О ее сути можно судить по ряду его ключевых высказываний, сделанных на разных форумах, а также по реальной политике, по ее последовательности. Я могу ее нафантазировать, но вновь не в этой статье.

          Все это не означает, что с сегодняшнего дня у Израиля будет (или есть) стратегия. Все же главная причина отсутствия израильской стратегии в отношении арабов это демократия. В условиях демократии для проведения какой-либо стратегии нужна ясная общенациональная идея по данному вопросу, только в этом случае неизбежно сменяемые раз в четыре года правительства будут ее поддерживать. Если такого национального консенсуса нет, то не может быть и стратегии по этому вопросу. Четырехлетний план стратегией назван быть не может. А в наших условиях обусловленный законом срок не просидело ни одно правительство за последние четверть века.

          Но давайте не будем ругать Израиль за отсутствие стратегии, ибо стратегия вместо демократии не устроит никого, а если народ думает по-разному, то его право вилять по дороге. В конце концов, давайте признаем тот факт, что не только мы в этом грешны. Возьмем, к примеру, вашу страну. Есть ли у нее стратегия борьбы с террором? У президента Буша есть, а у страны? И если ее нет, то нет никакого шанса, что террор в мире будет побежден. Америка проиграет эту битву, так как следующий президент, возможно, будет иметь и проводить в жизнь иную стратегию. И, рассмотрев равнодействующую этих стратегий, мы увидим обычное для демократии виляние. Для реальных результатов в борьбе с террором не достаточно даже 8 лет (предположим, что Буш будет переизбран), нужен последовательный постоянный курс в течение десятилетий и подчинение ему тактических действий во всех иных областях.

   

Иерусалим

Июль 2004